«Братва не поймет, уважать не будет»
Фото: EPA/ MANAURE QUINTERO

Фото: EPA/ MANAURE QUINTERO

Как бывшие осужденные ищут работу в Старом Осколе

Чиновники Старого Оскола хотят вернуть к нормальной жизни людей, вернувшихся из мест лишения свободы. Предпринимателям и начальникам управлений сельских территорий рекомендовано в первоочередном порядке устраивать на работу бывших заключенных и людей, ведущих асоциальный образ жизни. Кто-то старается воспользоваться этой возможностью, кому-то она не нужна. Да и потенциальным работодателям эта инициатива не всегда приходится по душе. Корреспондент «Русской планеты» попытался понять, как работает эта система и насколько она востребована самими бывшими заключенными.

– Сколько лет вы проработали в полиции? — Спрашиваю я Владимира Александровича.

– В милиции, — негромко поправляет он, и сразу становится ясно: между двумя этими понятиями для него — непреодолимая пропасть.

Службе в милиции майор запаса Сусляков отдал без малого тридцать лет, с 1984 года работал в отделе по делам несовершеннолетних, потом — занимался кадрами.  С мая 2013-го он ведущий специалист управления безопасности Старооскольского городского округа по организационно-аналитической и кадровой работе, а по совместительству — руководитель одного из своеобразных «кадровых мини-агентств» по устройству на работу лиц, недавно вернувшихся из мест лишения свободы.

Задача максимально социализировать бывших осужденных перед чиновниками Белгородчины была поставлена впервые еще в прошлом году, после истории с «белгородским стрелком». К инициативе губернатора Евгения Савченко в Старом Осколе отнеслись максимально серьезно. По словам Владимира Суслякова, за последние 10 месяцев по области трудоустроено 113 бывших осужденных, 52 из них — в Старооскольском городском округе. Не в последнюю очередь, благодаря работе «шефов». Владимир Сусляков рассказывает, что  за каждым чиновником в городской администрации закреплено несколько «подшефных». За мужчинами, как правило, по трое, за женщинами — по двое. Личный пример всем подал сам глава округа, Александр Гнедых. Первым вызвался поддержать инициативу губернатора, первым взял себе двоих подопечных и в числе первых устроил их на официальную работу, отказать главе округа работодателям нелегко.

– Особенно сложно устроиться на работу в селах, — говорит Владимир Сусляков. — Рабочих мест очень мало. Плюс к тому — обычно у нашего «контингента» проблемы с документами. У кого-то нет прописки, военного билета, ИНН. А некоторые — не поверите, — Владимир делает паузу. — До сих пор живут по паспортам советского образца! Да что говорить, у некоторых нет денег даже до города добраться, чтоб привести документы в порядок. Как правило, наши подопечные — люди, мягко говоря, небогатые. Один такой ко мне в кабинет пришел в легонькой курточке и домашних шлепанцах. Прямо так из деревни приехал. Только что освободился. Родители умерли, вернулся в пустой дом — ни денег, ни продуктов, ни вещей. На улице февраль, двадцать пять градусов мороза… Бывали случаи, когда я им на еду из своего кармана деньги давал, ведь по нескольку дней люди голодными ходили.

Владимир Сусляков в рабочем кабинете. Фото: Наталья Чернова

Владимир Сусляков рассказывает, что самым нуждающимся оказывается материальная помощь: по заявлению в Управление соцзащиты можно получить от пяти до 15 тысяч рублей на неотложные нужды, включая ремонт, одежду и обувь. Обеспечивает соцзащита и талонами на питание. А еще желающие имеют возможность получить юридическую помощь по правовым вопросам, таким как оформление прописки или гражданства.

Начальник управления анализа и прогнозирования департамента экономики, Елена Вячеславовна Бурцева, по словам коллег, носится со своими подшефными, как старшая сестра:

– За мной двоих закрепили, — охотно, с улыбкой, рассказывает молодая женщина. — Поначалу я их даже побаивалась: никогда не общалась близко с людьми, которые много лет провели за решеткой. Потом освоилась. Оказалось — неплохие люди. Один уже трудится бетонщиком в «Стройфинансе». А со вторым все очень сложно. Он несколько раз был осужден, сейчас находится под административным надзором. Я не раз ходила к нему домой, познакомилась и обменялась телефонами с его мамой — очень хорошая женщина — держу контакт с участковым инспектором полиции. Совместными усилиями восстановили Сергею (имя изменено — Примеч. РП) паспорт. Буквально за руку его везде водила — и в УФМС, и в Центр занятости. Надежда Щербинина, и.о. директора ЦЗН, предложила нам очень много вакансий. Но, к сожалению, есть нюанс: у Сергея очень серьезные проблемы со здоровьем. У него ВИЧ, а при этом заболевании существует целый ряд ограничений.

По словам Елены, пока дело поиска работы для Сергея двигается плохо. За свои 38 лет он ни дня нигде не работал, профессии не имеет. К тому же у него много судимостей, и все по статье 158, часть 2 — за воровство. С таким «букетом» и здорового-то человека не всякий руководитель на работу возьмет.

– Но надежды мы не теряем. Недавно решили пройти профориентационное обучение. Вообще-то Сергей неплохой человек, просто не привык он сам строить свое будущее, — продолжает Елена Бурцева. — Я стараюсь привить ему веру в себя, желание работать. И он не против. А у моих коллег есть и такие подшефные, которые с порога посылают по известному адресу, отказываясь от любого сотрудничества. Им не нужна работа, они не хотят менять свою жизнь к лучшему.

О нежелании бывших осужденных трудиться говорит и Владимир Сусляков. Он раскладывает на столе планы индивидуального сопровождения «контингента». Первый: 35 лет «отсидок» за плечами, последний срок — 17,5 лет за вооруженный разбой и убийство. Второй: 1985 года рождения, тюремный «стаж» — 15 лет. Начал с малолетства, первый срок получил еще в 15 лет, последний – за причинение тяжких телесных со смертельным исходом. Третий: 48 лет, 12 сроков.

– Спрашиваю одного такого: пойдешь на работу? А он в ответ: «Ну, куда я пойду… Что я умею делать?» — Владимир Александрович досадливо машет рукой. — В последнее время на свободу вышло много молодых парней. Средний возраст — от 22-х до 30 лет, от двух до пяти судимостей у каждого. Желанием работать они не горят. Не секрет, что работа, особенно в селах, предлагается зачастую малооплачиваемая и непрестижная, вроде уборки территорий. На зоне-то были в авторитете, а на свободе — в оранжевом жилете улицы подметать? Братва не поймет, уважать не будет.

Работодатели тоже не стремятся в первую очередь устраивать на работу «асоциальный элемент». Опрошенные начальники управлений сельских территорий так и не смогли припомнить ни одного положительного примера трудоустройства бывших заключенных. Причина проста: отсутствие у таких сотрудников дисциплины, их пьянство, завышенные амбиции.

– Благодарю сердечно, брал я к себе таких «авторитетных», — едко хмыкает руководитель строительной фирмы ООО «ОсколТайм» Юрий Кучеренко. — Думаете, они работать хотят? Их родители престарелые умоляют со слезами. И то не все соглашаются, им проще материнской пенсии дождаться. Да даже если выйдет в смену, его максимум до первой зарплаты хватает. И хорошо еще, если ничего не украдет. Был у меня один такой, Леша Карпов… Не поверите, сколько раз я его прощал, верил, что возьмется за ум. Я даже ему крестным отцом стал — ну как тут бросить человека? Хоть он и алкаш, и на руку нечист, а все-таки свой. Несколько лет подряд с ним нянчился, как с родными сыновьями. Сколько он у меня инструмента поворовал, сколько раз заказы срывал. В штопор уйдет на пару недель, пропьется чуть ли не догола — и опять приходит: прости, Юра! Отмоешь его, откормишь, подлечишь — две недели работает как лошадь, на третью стащит то перфоратор, то бетономешалку и опять в запой.

– А сейчас этот Леша работает?

– Умер он, — хмуро отвечает Юрий. — В ноябре мы его похоронили. Пьяный упал на улице, сердце отказало. 35 лет всего-то и было дураку, —  Юрий жадно закуривает, отвернувшись к окошку. — Снился он мне недавно… Жалко. Все-таки крестный сын мой.

Впрочем, положительные примеры все-таки есть.

Валерий Слепнев первую и последнюю судимость заработал в 1997-м году. Об этом деле старооскольцы хорошо помнят до сих пор: настолько крупных ограблений банков здесь больше не было.

Трое приятелей, один из которых работал охранником, поспорили с друзьями, что смогут «подломить» один их местных банков. Новичкам повезло: без труда отключив сигнализацию, хлопцы вытащили из сейфа 18 миллиардов постперестроечных рублей. Город буквально стоял на ушах, каждый проезжающий автомобиль милиционеры останавливали и обыскивали по нескольку раз за сутки. Шутка ли: деньги вынесли ночью в выходные, хватились только утром следующего дня. Будь на месте Валеры и его товарищей преступники поопытнее, возможно, их бы и не нашли, а молодые ребята просто-напросто не знали, что им делать с огромной суммой и как скрываться от преследования. Оставив основную часть денег на сохранение родственнице, парни двинули в соседнюю область и с головой погрузились в «красивую жизнь». Незадачливых грабителей задержали через несколько дней в одном из ресторанов Нижнедевицка. Валеру осудили на семь лет и отправили валить лес в Архангельскую область, в поселок Шангас.

Валерия Слепнева в 1997 году «прославило» дерзкое ограбление банка в Старом Осколе. Фото: Наталья Чернова

– Температура зимой была минус сорок, а то и пониже, — вспоминает Валера. — Только работой и согревались. Я сразу решил: никакого криминала больше, хватит с меня тюремной романтики.  Вы не подумайте, у меня нормальная семья! И мама, и папа всю жизнь работали, никто не пил, закон не нарушал, дом, как говорится, полная чаша. Я просто по молодости сглупил сильно.  Не деньги были нужны — адреналина захотелось. Освободился 10 лет назад, даже чуть больше. Официально нигде не мог устроиться, брали только частники, да и то неохотно — судимый ведь. И всегда без оформления. Обещают одну зарплату — выдают на руки вполовину меньше, а я и возразить не могу, в организации-то не числюсь! Обидно было. Я работы не боюсь, владею многими специальностями: стропальщик, оператор пульта управления, слесарь по ремонту оборудования, осмотрщик-ремонтник вагонов 6 разряда, машинист конвейерных и разгрузочных установок, — перечисляет Валерий. — И никому эти умения оказались не нужны. Максимум — подсобником на стройку, за копейки.

Узнав об инициативе областного руководства, Валера обратился в УВД. Просто пришел к начальнику, Виктору Деревлеву, и попросил: «Виктор Николаевич, раз есть такая установка от губернатора, может, и меня устроят на нормальную работу? Я ведь тоже судимый... Тот обещал попробовать помочь».

– Звонит мне Деревлев и говорит: «Есть для тебя клиент», — смеется Владимир Сусляков. — Ну хорошо, встретились мы с Валерой. Спрашиваю его: а куда бы ты сам хотел устроиться? Он отвечает: «На Стойленский ГОК». Пытался его туда устроить почти два месяца. Те выдумывали все новые причины для отказа, хотя все документы-удостоверения были в полном порядке. Я — на прием к главе. Александр Викторович [Гнедых]  подписал письмо-ходатайство, и еще три недели мы с Валерой ждали, пока закончится «проверка». В конечном итоге я прямо потребовал у руководства комбината: если вас что-то не устраивает — дайте письменный отказ с обоснованием причины, а иначе я сообщу губернатору области, что его распоряжение выполнять не хотят по неизвестной причине. Помогло! — довольно потирает руки Владимир Александрович.

В итоге, Валерия взяли на постоянную работу, даже не дождавшись окончания испытательного срока.

–  Все, кто со мной работает в смене, имеют высшее образование. Я работаю ничуть не хуже, чем они — не верите, позвоните старшему мастеру или начальнику смены. Вам про меня никто плохого слова не скажет! — убеждает меня Валера. — И с чего бы мне работать спустя рукава? Зарплата достойная.  Я на конвейере, на фабрике дробления,  23-24 тысячи в месяц «чистыми» получаю. Полный соцпакет, молоко «за вредность» выдают, а через пять лет уже и на пенсию идти можно. Отработал почти год, встал на ноги, теперь думаю жениться.

– А были женаты раньше?

– Нет, как жениться-то, если семью содержать не на что было? Так, встречались. Но дело уже к свадьбе идет, — Валера на секунду смущенно опускает глаза.

Всего в базе данных администрации 1 379 неработающих и ранее судимых человек, которых округу предстоит трудоустроить. 639 в прошлом неблагонадежных старооскольцев уже работают. В основном на рабочих местах, не требующих особых навыков и высокой квалификации: грузчиками, подсобниками, дворниками, рабочими в «Зеленстрое».  Начальник смены участка дробления СГОКа Геннадий Татарченко подтвердил: «Работой Валерия Слепнева руководство комбината довольно».

Нам нужна одна Победа Далее в рубрике Нам нужна одна Победа«Русская планета» выясняла, зачем жители Белгорода вышли на голодовку и переселились в палатки Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»