Таблетка для коровы
Белгородские ученые изобрели уникальное лекарство для скота. Фото: Андрей Гореловский / ИАР ТАСС

Белгородские ученые изобрели уникальное лекарство для скота. Фото: Андрей Гореловский / ИАР ТАСС

Почему аграрный бизнес не интересуется разработками отечественных ученых

Белгородский ученый доктор ветеринарных наук, профессор Анатолий Коваленко рассказал «Русской планете» о том, почему людям перестали помогать антибиотики, из-за чего молоко, мясо и яйца дорожают, и сколько аграрные корпорации готовы вложить в отечественные исследования.

Вы занимаетесь научной деятельностью больше 20 лет. Как оцениваете сегодняшнее состояние ветеринарии в Белгородской области?

– Ситуацию с вложением средств в ветеринарную науку необходимо менять. Не бывает чуда, если холдинги не вкладывают средства в развитие собственных научных исследований, то они платят за научные разработки других государств, у которых приобретают лекарства.

Несколько лет назад мы инициировали создание Научного ветеринарного центра на базе нашей сельскохозяйственной академии, который бы занимался разработкой, совершенствованием и внедрением в производство препаратов. Ежегодно сотни миллионов область тратит на исследования, отправляя, материал в научные ветеринарные центры страны и зарубежные институты. Есть межобластная ветеринарная лаборатория Россельхознадзора, она выполняет плановые диагностические исследования, а научный центр бы аккумулировал разработки отечественных и зарубежных ученых, не дублируя ее работу. Но тогда от этой идеи отказались.

Так предприятия и вкладывают средства, но в создание собственных технических служб, развитие своих лабораторий. Это разве не вложения в науку?

­– Для развития любого научного направления недостаточно только самого современного оборудования. Необходимо присутствие ученых, способных фундаментально изучать и генерировать целенаправленные исследования. Любой ветеринарный специалист, не имеющий такого багажа знаний и навыков, даже имея самое современнейшее оборудование не в состоянии решать такого рода задачи.

Сегодня мы пожинаем плоды того невнимания, которое было к науке в предыдущие годы. В нашей академии существует целый ряд научных школ, у которых есть уникальные разработки, не уступающие зарубежным аналогам, но их никто не хочет запускать, потому что нужно вложить средства. За один год они не отобьются в сельском хозяйстве это два-три года. Наука никогда не была дешевой, животноводческие холдинги Европы отчисляют на научно-исследовательские, инновационные работы от 40 до 60% полученной прибыли, у нас этот показатель не превышает 1%.

Почему так происходит в ведущей аграрной области?

– Необходима государственная или областная программа стимулирования холдингов вкладывающих свои средства в инновации. Я полгода работал на Урале, где совсем мало птицефабрик и свиноводческих хозяйств. Каждый год были областные гранты, которые давали нам ощущение, что мы нужны области. Предприятия финансировали разработку препаратов на конечных стадиях. Научные творческие коллективы, получая средства, торпедируют не только завершение разработки, но внедрение на предприятии заказчика.

Что нового появляется в лабораториях университета?

– Мы 7 лет вели разработки и получили йодосодержащий препарат широкого антисептического действия. Он рассчитан на птиц, на животных, может также применяться для санации воздушной среды в помещениях, где большое скопление людей. Для животных он применяется и в лечебных и в профилактических целях: для обработки яиц при закладке в инкубатор, для лечения патологий полостных органов. Такого рода препараты используются в развитых странах для лечения и профилактики маститов у коров. Они позволяют избежать присутствия остаточных количеств антибиотиков в мясе и молоке. Создавая препарат, мы стремились ограничить применение антибиотиков, и в первую очередь сохранить ценность молока.

Технология его применения не всегда устраивает ветеринарных работников, потому что это более трудоемко: или после каждой дойки сдоить остатки молока вручную а затем ввести внутрь соска препарат каждой корове, или один раз в неделю сделать ей укол антибиотика внутримышечно и все.

Антибиотики в короткие сроки не выводятся из организма животных, и вместе с мясом и молоком попадают в наш организм. У нашей микрофлоры тоже вырабатывается резистентность, и в последующем для успешного лечения нам нужны другие антибиотики, еще более сильные.

Вы семь лет потратили на разработки, в итоге кто-то ими пользуется?

– С нами сотрудничают молочно-товарные и птицеводческие предприятия Чернянского, Яковлевского, Белгородского районов, применяя в незначительных количествах наш препарат. Потребности же предприятий области в данном препарате в денежном эквиваленте составляют сотни миллионов.

Большинство предприятий, используя у себя препараты-аналоги, неохотно идут на то чтобы применять наши разработки, потому что почти не знают о нашей деятельности. Какая-то маленькая группа исследователей разве может тягаться с могучими фармпредприятиями.

А как же фармакластер, который выстраивают в области? Департамент экономического развития заинтересован в результатах исследований?

– На этом уровне есть поддержка. Департамент активно поддерживает разработки. Но  фармпредприятия в большинстве случаев закупают зарубежные субстанции, изменяют лекарственные формы и таким образом формируют рынок отечественных препаратов, не вкладывая собственных инновационных разработок на собственный синтез. Мы же предлагаем использовать отечественное сырье для собственного синтеза и производства, которое не требует больших финансовых вливаний.

Но мы говорим только про один препарат, а если брать весь комплекс разработок института и межинституских групп? Я не знаю как, но нужно обратить людей в сторону наших производителей, чтобы не везти из-за границы, или других регионов. Должны быть экономические рычаги.

Сопоставима ли стоимость вашего препарата с аналогами?

– Если то, что производят, к примеру, в Ленинградской области сейчас продается по 700 рублей за килограмм, наш получается около 100 рублей и имеет более длительный срок хранения, поскольку находится в виде маточного раствора и его готовят прямо перед применением. Потребность Белгородского региона в нем в разы больше, если сравнивать со всем ЦФО. И конечно, на месте производить препарат  было бы намного выгоднее, чем завозить его сюда.

Если такая разница в цене, то это, наверное, существенно может удешевить мясо и птицу?

– Это вопрос скорее политический, чем экономический. Всегда лучше производить «свое»: дешевле и экономически выгоднее. Но сегодня, к сожалению, производители нас не видят. Им проще поднять цену, чем пытаться удешевить свой продукт и финансировать научные разработки новых препаратов. Поэтому менеджеры компаний встречаются с нами, обсуждают, соглашаются, потом говорят, что из-за пяти-шести, или скольких там процентов, зачем нам этим заниматься? Все упирается в нежелание.

Дорогого стоят Далее в рубрике Дорогого стоятНасколько в Белгородской области увеличатся налоги и премии госчиновникам Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»