«Мои хохлы приехали»
Митинг за единую Украину в Мариуполе. Фото: EPA/ ROMAN PILIPEY

Митинг за единую Украину в Мариуполе. Фото: EPA/ ROMAN PILIPEY

Почему украинская семья спешно переехала в Белгородскую область

Причиной бегства из родного дома для семьи Пархоменко (фамилия изменена. — Примеч. РП.) послужила нестабильная политическая ситуация в регионе, опасения за свое будущее и жизнь ребенка. Корреспондент РП поговорила с приехавшей на прошлой неделе семьей, чтобы понять, что они ищут в России и от чего бегут с Украины.

Петр — украинец, но еще ребенком с семьей переехал в Россию. Здесь учился и работал, здесь же, на заработках в Москве, встретил Оксану, в 2006 году у них родился сын Вадим. Официально регистрировать отношения семья не стала — мол, ни к чему лишняя канцелярия. Когда сынишке исполнился год, Оксана и Петр решили вернуться на родину в Мариуполь, занялись бизнесом, полтора года назад сыграли свадьбу. Все это время раз в год Петр ездил навещать своего отца Юрия, живущего под Старым Осколом.

Набираю номер.

– Наталья, бросай все, приходи в гости, мои хохлы приехали! Нет, ты не поняла! Они насовсем приехали, — говорит мне по телефону Юрий.

Я еду в гости к Юрию, где семья Пархоменко, в полном составе, рассказывает мне свою историю жизни на Украине и переезда в Россию.

– В Россию надолго?

– Скорее всего, навсегда, — говорит Оксана. — Я не говорю, что вообще на Украину не поеду никогда. У меня ведь вся родня там. Но обратно на ПМЖ — только если ситуация стабилизируется. А пока никак: с той поры, как мы уехали, там, кажется, еще хуже стало.

– Нет, давай только на 90 дней, — вьется под ногами семилетний Вадик. — Чтобы 90 — тут, и 90 — там!

– Но ведь раньше вы не хотели уезжать. Что изменилось?

– Да все изменилось, — Оксана заметно нервничает. — Еще после того закона о 90 днях мы начали задумываться о переезде. Прикинули: ПМЖ Петя оформить сразу не сможет, у нас еще двух лет после женитьбы не прошло. И постоянно ездить туда-сюда не выйдет. Один раз уедет, а потом его обратно просто не впустят. В общем, озадачили. Но это еще были цветочки. По городам пронесся слух, что «ПриватБанк» назначил награду на каждого пойманного москаля. Фотографий с этой рекламой и логотипами банка было полным-полно. Правда, потом банк заявил, что таких баннеров отродясь у них не было, но что ж нам, глазам своим не верить?! Чуть позже выяснилось, что деньги действительно обещали, и немалые, но не банкиры, а губернатор Днепропетровской области. Тут мы уже серьезно напряглись.

– И многих ловят?

– Ловят, — мрачно кивает Петр. — Если у тебя российский паспорт, и ты — мужчина призывного возраста, лучше на улицу вообще не выходить. Поймали — везут в СБУ и больше этих людей никто никогда не видит. Я последние дни только на такси по городу передвигался. Кто их знает, станут ли они разбираться, что я никакой не «русский сепаратист», а вполне законопослушный украинец, уже семь лет проживающий на Украине, женатый на украинке и воспитывающий сына-украинца? У меня-то гражданство российское.

– А украинское гражданство получить не хочешь?

– У меня что, на лбу надпись «лох» крупными буквами? — говорит Петр. — Я ходил и ждал: что будет теперь с этой новой властью, как они себя покажут. В первый месяц они потеряли Крым. Я ругался и плевался: обидно было. Во второй — Яценюк пошел просить денег у Путина — я смеялся: ты бы уж определился, гражданин хороший! Либо у тебя война и оккупация, любо ты просишь кредит. Мыслимое ли дело, чтоб во время войны Сталин у Гитлера просил денег в долг? Но и это не все: на третий месяц внезапно выяснилось, что неизвестно куда пропали 15 миллиардов кубометров газа! Тут я уже возмутился: теперь-то кто вам виноват, свидомые вы наши и незалэжные?! Януковича уже три месяца нет, значит, не он украл. Так кто же тогда? На кого валить будете? Путин с москалями весь газ вынюхали?!

– А на прошлой неделе началось вообще что-то страшное, — продолжает Оксана. — Про штурм воинской части в Мариуполе слышала? Так вот, украинское телевидение врет все, не было там никаких «сотен ополченцев», никто вообще не собирался эту часть захватывать. У одного мужика сын там служил, вот он и захотел забрать его из части. Собрался с друзьями, пришли к воротам, стояли и разговаривали с военными. Их там было 10 человек всего, без оружия, просто так пришли. Уже стемнело. Тут откуда-то выскочила бригада в масках, человек 15. И давай кричать: а шо это вы тут в потемках розмовляете, зараз мы вам подсветим! И начали швырять за забор коктейли Молотова. Военные тут же открыли огонь. Стреляли куда ни попадя, без разбора, темно же было, ничего не видно. Точно знаю про одного убитого, он вообще случайно под обстрел попал — мимо шел, встречать жену с работы. Но официально объявили о троих убитых и 11 раненых. А неофициально ходят слухи, что только убитых оказалось 14 человек, а раненых еще больше. Там напротив дом стоит. Люди, когда услышали пальбу, выскакивали в чем были. Им все стекла перебили пулями, одна пробила газовый котел, только чудом не было взрыва. Приморский район, конечно, оцепили сразу, перекрыли все дороги оттуда. И город оцепили полностью, военные и милиция. До обеда следующего дня Мариуполь был полностью закрыт, ни въехать, ни выехать никому было нельзя. Даже трамваи с троллейбусами не ходили. А на следующий день над городом два истребителя летали и четыре вертолета. Не стреляли, просто летали очень низко. Шум стоял такой, что я аж с кровати вскочила, когда над нашим домом пролетали. Будто вот-вот на крышу сядут… Кстати, потом украинские власти наградили тех, кто «отбил атаку сепаратистов». Воинской части полмиллиона гривен выдали. А о том, чтоб мирным людям выплатить хоть по сотне на новые стекла, власти и речи не вели.

Мужчина в камуфляже сидит возле баррикад в Мариуполе, 17 апреля. Фото: EPA/ ANASTASIA VLASOVA

– С начала этого года по 31 марта на территорию Старооскольского городского округа переехали 211 граждан Украины, — говорит Виталий Полунин, главный специалист-юрисконсульт управления безопасности городского округа. — Не все планируют в будущем становиться гражданами России, основные причины въезда — частные визиты к родственникам. Всего же на текущий год нам было выделено 45 квот на получение гражданства, и все они уже израсходованы. Закон об упрощенном получении российского гражданства президентом уже подписан, но в законную силу вступит лишь с 2 мая 2014 года. Возможно, тогда вновь прибывшим будет легче решить свои проблемы. Пока же у переехавших украинцев есть два пути для того, чтобы закрепиться в России. Первый — получение патента на работу у физического лица. Второй — работа у юридического лица. В этом случае работодатель обязан обратиться в Центр занятости населения и получить так называемый «лист согласия» для оформления работника на предприятие. Если же гражданин Украины работать в РФ не собирается, то три месяца он может прожить у нас без регистрации. Учащимся проще: им нет необходимости каждые три месяца уезжать на Родину.

– А кто были эти люди в масках — известно?

– Точно — нет. Кто говорит — бойцы из «Правого сектора», кто — что это вообще сартановские парни хотели автоматами под шумок разжиться. Сартана — это поселок неподалеку от города. Там в основном живут греки, и они все — за единую Украину.

– Разговаривал я с сартановскими, — говорит Петр. — Одно талдычут: единение, единение, едына Украина. Я говорю: понимаешь, для меня разницы нет! Получится Донецкая республика — так и останется «Великая Ахметьевка», а нет — так придет Порошенко. Оба олигархи. А они мне: разница есть! Ахметов власть строил на крови, а Порошенко на махинациях, он лучше хотя бы потому, что не бандит…

– А в горсовете — кто?

– Там те, кого у нас в СМИ называют «сепаратисты», — объясняет Оксана. — Но вообще-то это никакие не сепаратисты, а обычные мужики. У них, кстати, тоже оружия не было. Они там собрались для того, чтобы не дать киевской хунте захватить власть. А горсовет в обычном режиме работал при этом. Никаких разрушений, никакого мародерства. Правда, покрышек к зданию натащили: все, как положено. Те, кто в горсовете сидел, вообще до последнего момента об этой стрельбе в Приморском — ни сном, ни духом.

– У них там вообще дисциплина жесткая, — добавляет Петр. — Один мой друг ходил несколько раз дежурить: никакого спиртного, даже если чуть-чуть запах — сразу разворачивают и отправляют домой. Его однажды тоже так отправили: он вечером баночку пива выпил. Мужики сказали нельзя и все, нам тут пьяных не надо. Я его спрашиваю: зачем тебе все это? А он в ответ: «если что — вы уедете, а мне ехать некуда, мне здесь жить, мне за независимость бороться надо!».

– Но даже после этого мы еще колебались, — Продолжает Оксана. И только после бойни в горсовете решили: хватит ждать, нужно бежать, пока не поздно.

– А подробнее про бойню рассказать можешь?

– Тогда тебе нужно сначала про зачистку рассказывать, — Оксана смотрит на Петра. — Это лучше ты давай, тебе ж звонили…

– На следующий день после «попытки захвата» всему городскому начальству позвонили неизвестные люди и предупредили: если у кого-то в центре города живут родные — срочно эвакуировать их оттуда, говорит Петр. — Но в Мариуполе как в деревне: все друг друга знают, и информация немедленно просочилась в массы. Нам позвонили сразу несколько друзей: Марк в СБУ работает (Служба безопасности Украины. — Примеч. РП.), Виталик — в прокуратуре, у соседки Гали сестра — управляющая в одном из банков... В общем, уже через час весь город знал: вот-вот начнется что-то неладное. Центр города опустел. А с окраин начали подтягиваться к горсовету люди: на защиту тех, кто находился в горсовете. Хотели становиться живым щитом против военных. Короче, операция по зачистке в тот раз сорвалась, властям пришлось штурм отменить.

– А если бы не отменили — стрельба бы началась?

– Не думаю… Мне кажется, в людей, да еще безоружных, пока стрелять никто не готов.

– Как только чуть устаканилась ситуация в городе после стрельбы в воинской части — на улицах появились бойцы из «Правого сектора», — продолжает Оксана. — То есть в город-то они приехали раньше, но до поры не высовывались особо. А в 4 утра 24 апреля началась та самая бойня. Неизвестные в масках, очень похожие на тех, кто закидывал воинскую часть бутылками с горючей смесью, ворвались в здание горсовета с битами и железными прутьями. И в буквальном смысле слова начали превращать тех, кто там находился, в мясо. Согнали всех в одну комнату и били так, что все здание залили кровью. «Скорые» от здания горсовета отъезжали одна за другой. Но даже после этой бойни мариупольцы здание горсовета у боевиков отбили.

Флаг Донецкой республики на здание администрации Мариуполя, 17 апреля. Фото: Мужчина в камуфляже сидит возле баррикад в Мариуполе, 17 апреля. Фото: EPA/ ANASTASIA VLASOVA

– Хорошо, Мариуполь за федерализацию… А остальные? Ведь не везде же граждане захватывают здания городских администраций. Значит, есть и те, кто доволен новой властью?

– Хунта это самая настоящая, а не власть, — брезгливо фыркает Оксана. — Я из Запорожской области родом, из Розовки — это поселок городского типа. Во вторник, 22 апреля, поехала туда к отцу. Гляжу, а наш поселок оккупирован киевскими военными. У нас там аэропорт маленький есть, раньше на нем «Кукурузники» стояли, поля опыляли с них. А сейчас там — 24 БТРа, отец лично насчитал, он пастух, часто мимо ходит со стадом. У нас считается, что Запорожье против федерализации, но это только на бумаге. Народ весь поголовно плюется. Я там с детства всех знаю — ни один не выступил за Киев, ни один! И все рассказывают: эти киевские вояки только и бегают в местный магазинчик, всю водку в сельпо уже выпили.

– Ой, не пустят тебя теперь на Украину! – подковыривает жену Петр.

– Да мне теперь безразлично! — бросает Оксана и продолжает: — Розмовляют эти солдаты на чистом западенском. Отца один расспрашивал: что да как, какая обстановка в селе? Отец его спросил: «А вы, хлопцы, видкиля?» Оказалось — из Белой Церкви (Киевская область. — Примеч. РП.). Видишь, что делают: специально посылают военных издалека, чтоб им сподручнее, если что, стрелять в народ было.

– Все, кто работает, а не глотки на майдане дерет, понимают: наши заводы напрямую зависят от России, — говорит Петр. — Вот взять наш завод «АЗОВМАШ». Он выпускал железнодорожные вагоны и цистерны. Основной заказчик — Россия. Вначале сократили треть рабочих, остальным сильно урезали зарплаты. Наша подруга Маринка там работает в отделе контроля качества. Зарплата у нее сейчас 660 гривен. Умножить на три (это курс гривны к рублю у нас теперь) — на руки чуть больше двух тысяч рублей выходит. На эти деньги ей и ребенку, она мать-одиночка, нужно прожить месяц. А цены на продукты у нас всего на 30% ниже, чем в России. Народ поначалу собрался было на митинг, так руководство завода открытым текстом объявило: кто станет митинговать — вылетит с работы в ту же минуту. Понятно, подруга на митинг не пошла: кто ее и ребенка кормить будет, если и этих копеек не станет? А в течение двух последних месяцев прошла еще одна волна сокращений. Короче, сейчас на заводе всего два цеха работают, осталась едва ли треть сотрудников. Кто остался без работы — бегают по городу с целью найти хоть какой-то разовый заработок. Многие уехали к родственникам в деревни.

– А тем, у кого есть свое дело, разве не проще прожить?

– Ну вот у нас было свое дело, и что?пожимает плечами Оксана.Торговала капроном всяким: колготки, носки, чулки… Мой личный оборот с торговой точки за день составлял 800-900 гривен. Но это было до последнего майдана. В последнее время всего-то гривен 250-300 в день выходило «грязными». Это уже не бизнес, когда новую партию товара не на что закупить… У нас народ уже понял тему: как в Киеве зачинается буза, нужно покупать не колготки, а спички, соль и крупу, а лучше всего — приберечь деньги на всякий случай.

– А в России что делать думаете, с чего начинать, чем заниматься?

– Да тем же, чем и там, — говорит Оксана. — Только официально. Ты знаешь, у нас там весь малый бизнес «черный», на взятках и откатах. Коррупция процветает. Смотри: у нас подоходный налог 25%. Это на обычное частное предприятие. В Пенсионный 600 гривен в месяц отдай, патент — еще 300, плюс местовые… В общем, в месяц полторы тысячи уходит приблизительно. А в теневом бизнесе все проще: 400 гривен менту платишь и что хочешь делай. В общем, я думаю опять колготками торговать начать.

– А я компы чинить и настраивать, — говорит Петр. — Весь инструмент с собой взял.

– А я буду учиться и играть! — сонно тянет Вадим. — А еще, мам, я хочу опять боксерскую грушу. Мою там оставили, — это уже мне. — Буду искать друзей себе. Вот прямо завтра и начну искать…

– Вы привезли с собой вещи?

– Вещи все раздали, мебель сплавили куме… Ничего не взяли, даже зимние вещи не стали брать, чтоб не привлекать внимание. Выезжали на поезде, а там же всех проверяют. Если бы Петр один ехал — на первой станции бы сняли, паспорт-то русский, значит, сепаратист. Черт с ним, с барахлом, сам Мариуполь оставлять до слез было жалко. Город любимый, привыкли к нему, за семь лет родным стал. Бизнес вообще не жалко было: от него за последние полгода все равно рожки да ножки остались… Страна — классная, люди — классные, — продолжает Оксана, —а творится черт знает что! У каждого мариупольца есть родня в России. Думаешь, не обидно слушать им про русских всякую дрянь каждый день по украинскому телевидению? Школы, детсады отличные у нас, учителя — просто золото. Если б не начался этот проклятый евробардак — никогда бы в жизни никто оттуда не уехал. Ввели закон этот дурацкий об ограничении въезда, теперь родные друг с другом увидеться не могут.

– Повоевать за свободу не хотелось?

– Да какая война… — начинает было Оксана, но Петр ее обрывает.

– Да хотелось, еще как хотелось! Но не с моим бы паспортом на баррикады лезть.

– Его бы загребли в первую очередь, — словно оправдывается Оксана. — И обвинили бы и в том, что делал, и в том, что не делал, и о чем даже не знал! До майдана все было у нас шоколадно. У людей была стабильность. А теперь неизвестно что будет впереди. Курортный сезон, считай, сорван: к нам-то в Мелекино и на Белосарайскую косу в основном туристы из России ездили, сейчас им въезд закрыт. Короче, экономика Донецкой области трещит по всем швам, а тут еще отопление подскочило в цене: газ-то теперь Россия продает без скидок. У нас было 145 гривен в месяц за двухкомнатную квартиру, в апреле принесли квиточек уже на 198.

– А многие уехали или собираются уезжать?

– Из двух наших классов трое уехали насовсем. Двое — в Россию, один — в Израиль. Я — четвертый! — говорит Вадик.

– Тебе друзей не жалко было оставлять, школу, учителей?

– Наплевать! – говорит мальчик и добавляет, вероятно, услышанные от кого-то слова. — Главное — это жизнь и своя политика.

Начальник управления образования Старооскольского городского округа Наталья Зубарева говорит, что у Вадима Пархоменко не возникнет никаких проблем с обучением: первоклассника автоматически обязаны принять в школу по месту жительства, для этого не требуется даже прописка на территории округа. Достаточно просто обратиться к директору близлежащей школы с заявлением.

Захватчик банка «Западный» сдался полиции Далее в рубрике Захватчик банка «Западный» сдался полицииАлександр Вдовин, захвативший здание банка в Белгороде сдался властям Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

14 мая 2014, 23:33
Думаю, что комментариев у статьи нет по одной простой причине, такой бред даже комментировать противно. Это все противная, низкопробная ложь! Да, у нас сейчас не лучшие времена, мягко говоря, но того что тут описывают нет и близко. Ну ничего, мы переживем. Вам, наши русские браться когда-то будет очень стыдно за сегодняшние дни, за то что предали, за то что поверили вранью про америкосов и бендеровцев, за то что вы пришли на нашу землю с автоматами...
15 мая 2014, 14:49
Вы наверно дочь офицера коренная крымчанка?
16 мая 2014, 09:33
Знаете, Фани, статья конечно бред полный, но нам не будет стыдно, потому что, перед кем стыдиться? Перед "гражданами" никогда не существовавшего псевдогосударства, которое предприимчивые жулики слепили на краю нашей русской земли? Перед недоумками, которым эти жулики сочинили собственную национальность и которые забыли, что Русь и руский народ должны быть едины и пытаются вернуть нас во времена княжеских междуусобиц на 700 лет назад. У нас каждую перепись в стране появляются новые "нации", то эльфы, то "поморы", так вот вы из таких же - "укры")))))). И мне совершенно вас не жаль, глупость - врождённое состояние и его уже не исправить.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»